Слепова Надежда Федоровна - боярская узкоколейка

Из архива Боярского краеведческого музея
Слепова Надежда Федоровна – воспоминания

"Помню, что мы детьми катались на вагонетках, которые ходили по узкоколейке. Ходили они от главной железной дороги в лес, мы говорили "на  лесоразработки" .Вагонетки были такие: первая вагонетка с ручным тормозом, вторая прицепочка, а на обе эти вагонетки ложилась как бы большая плита, метра два ширины и метра четыре длины. Загружались дровами высотой метров три (может мне как ребенку казалось так высоко), потом связывали эти дрова канатом или цепями которые свинчивались палочками. В эти вагонетки запрягалась лошадь , которая шла по протоптанной сбоку дорожке. Мы дети просили у ребят, что б те взяли нас в лес. Просили: "Дядя, возьми нас на вагонетки мы поможем вам дрова грузить". Мне тогда было 10 лет. Это было летом 1922 года. А вот осенью 1921 года узкоколейка строилась. Какие погодные условия были, конечно я не помню, маленькая была.

Строили узкоколейку приезжие из Киева. Они приезжали со своими лопатами, кирками, ломами. По-моему они были командированы из КПВРЗ. Так говорили взрослые. Сколько их приехало я не знаю, потому что не видела, а вот на лесоразработке их было человек 15, не больше. Хорошо помню, что были плохо одеты и очень голодные. Свидетельствует этому такой факт: мы просили дома пару картошин, чтоб "дяди" разрешили нам взять серединку бревна для себя, взамен на картошину. Одеты комсомольцы были в старые телогрейки, шинели, старые шапки, буденовки. А на ногах это ужас, что было надето! Помню одного юношу на одной ноге - калоша, привязанная веревкой, а на второй -ботинок, который "каши просит"и снег в него забит. Наверное таки поздняя осень была или может уже зима, не помню. А вот снег в ботинке помню как сейчас.

Орудия труда строители прятали в цеххауз, который находился у нас возле перрона.

Жили комсомольцы в железнодорожной школе, а до этого она называлась детским приютом. Мой отец, как глава семьи, в этой школе занимался таким общественным трудом, как ремонт парт, классов. Я помню что веселилась на елке, встречали Новый 1919 год. Это я хорошо запомнила ,потому что с 1918 на 1919 гг. родилась моя сестричка. Об узкоколейке тогда еще и разговора не было. Не было тогда узкоколейки.

В 20-е года в Боярке свирепствовал тиф. Я не помню много ли было смертных случаев, но знаю точно, что в каждом доме болели тифом. Нашу семью эта беда тоже не обошла, переболели все, кроме отца. На всю Боярку был один фельдшер Данцыгер - железнодорожник. Мой отец был железнодорожником и мы жили в этом районе, где в основном располагались дома железнодорожников. А в Земской больнице в Будаевке был свой фельдшер.

Дрова заготавливались для города Киева. Люди отапливали свое жилье буржуйками, которые требовали меньше дров отапливали газетами, книгами, некоторые не жалели даже роялей, старую мебель.

Узкоколейка брала началом железной дороги и тянулась в лес, к яру, через который перебросили длинный мост. Там она и кончалась. Начинали ее строить от последнего дома поселка, в котором жили Мартынюки по ул.Садовой и тянули мимо Зеленой дачи, пересекая теперешнюю улицу К. Маркса по территории теперешнего детского Дома, Военного санатория в лес в сторону села Бобрица или Забирья. Они в одном почти направлении . Дрова возле железной дороги охраняли сторожа, которые находились в специально вырытых землянках."

Со слов Слеповой Н.Ф. записала директор музея Л.Ф.Кравченко 19.07.1988г.

Источник: Боярский краеведческий музей в г. Боярка
Использование материалов сайта «www.ostrovskiy-memory.info» возможно только с письменного разрешения администрации.
2011-2017 © - Сайт создан студией компьютерного дизайна "Агрия". Валидность HTML и CSS
Сайт создан по проекту благотворительного фонда "IRIDA" | Вход